Как всё поменять, если вам уже не 20?

Легко менять жизнь, когда вам 20 лет: можно бросить всё, сорваться в другой город, найти новых друзей, постричься наголо, сделать татуировку, потом свести татуировку, умудряться жить без денег и быть счастливым.

И все, что в 20 кажется таким смелым, легким и простым, уже в 30 лет пугает до ужаса. Как поменять всё, если вам уже не 20?

Недавно моя подруга Ксения  в 34 года вдруг уволилась из крупной компании, где она была коммерческим директором, и…стала стюардессой. Вот прямо пошла и начала летать. Конечно, сначала ее не поняли: «Как можно во время кризиса променять престижную работу в стабильной компании, хороший соцпакет и полную финансовую защищенность на работу в…небе?» Ксюша никого не слушала и была вполне счастлива. Мечта у человека была всю жизнь, понимаете: небо, самолет, девушка. «Мои родители во время «перестройки» потеряли работу, и это было для них большим ударом. Всю сознательную жизнь они говорили: «Главное, стабильность. Меня очень веселит слово «стабильность». Когда мы выбираем «стабильность», это почти всегда означает «болото», — говорит Ксюша. Конечно, была последняя капля, которая запустила процесс воплощения мечты: у Ксюшиной сестры обнаружили рак на последней стадии. «Меня вдруг накрыло: а мы, оказывается, не бессмертны. Вот это открытие! Пока я стремилась сохранить мнимую «стабильность», настоящая жизнь проходила мимо», — сказала Ксюша. И полетела.

Недавно видела отличную цитату Джима Рона: «Мы изменяем себя в основном по одной из двух причин — вдохновение или отчаяние». Как правило, вдохновение стучится в наше сердце так тихо и так ненастойчиво, что его заглушает голос денег, стабильности и прочих штук, которые придумали «взрослые». Вдохновение копится на задворках души до тех пор, пока не приходит отчаяние, которое помогает понять: «А мы ведь и, правда, смертны. Вот незадача». И только тут начинаются перемены.

Барбара Шер в книге «Лучше поздно, чем никогда» рассказывает такую историю: «Седовласая женщина подошла ко мне в книжном магазине в Вайоминге и сказала: «Как жаль, что я не слышала вас много лет назад. Были вещи, которыми мне хотелось бы заняться, но ничего не получалось. А сейчас уже слишком поздно». Я спросила: «Вы больны?»

«Нет-нет, но мне уже шестьдесят три, я действительно прождала слишком долго». «Знаете, — сказала я, — вы можете прожить до восьмидесяти или девяноста. И будете чувствовать себя полной дурой, когда поймете, что считали себя старой в шестьдесят три! Это чувство вам точно не понравится. Лучше начинайте действовать прямо сейчас».

Ее проблема в том, что, как вас и меня, ее преждевременно травмировали собственные дни рождения. Пока мы достаточно поумнеем, чтобы понять, как молоды были в сорок, пятьдесят или шестьдесят, уже стукнет семьдесят, восемьдесят или девяносто!»

Нельзя себя списывать со счетов раньше времени.

Мечты нужны для того, чтобы их воплощать, ведь так? Это наша святая обязанность перед миром. Никто не говорит, что всё закончится хорошо. Возможно, Ксюша налетается и вернется в кресло коммерческого директора.

Но ведь вернется уже другим человеком, верно? Человеком, который освободил место для новой мечты.

Автор: Лариса Парфентьева